«Немного Гамлета есть в каждом из нас» Расшифровка беседы актера Наима Хайята с журналистами

ноя 05 / 2015

alt

UZ24 представляет расшифровку беседы актера лондонского театра «Глобус» Наима Хайята с журналистами, которая состоялась в рамках пресс-конференции 4 ноября перед премьерой «Гамлета» на сцене Национального академического драматического театра. Разговор был посвящен актерскому мастерству, сложным ролям и театру. В беседе участвовали до 10 журналистов.

– Расскажите немного о себе, о шоу.

Добрый день всем! Меня зовут Наим Хайят. Я актер, играю роль Гамлета в постановке лондонского театра «Глобус». Данная постановка представляет собой двухлетнее турне. Мы организовали очень простую постановку «Гамлета» и посетим с ней почти все страны мира за двухлетний период. Мы начали 23 апреля 2014 года на родной сцене театра «Глобус» и до 23 апреля 2016 года мы планируем посетить почти все страны мира с нашей постановкой. Это турне посвящено годовщине со дня рождения Шекспира.

– Не секрет, что роль Гамлета – это не простая роль. Она требует от актера многолетнего опыта, чтобы пронести и прочувствовать его психологическое состояние. У некоторых актеров случались нервные срывы. Какие чувства испытываете вы, играя эту роль? Были ли какие-то трудности, особенно, на начальном этапе?

У меня к вам вопрос. Какой образ Гамлета нужно пронести через себя?

– Мне кажется, что психологически эту роль очень трудно исполнять. Может для вас она и была легкой.

Нет, я не говорю, что она была легкой. Меня просто поражает, что образ Гамлета знаком всем. Я всегда говорю, что немного Гамлета есть в каждом из нас. Ничего особенного в нем нет. Да, у него была непростая жизнь, и он пытается найти себя. Он борется с собой. Все это потому, что Шекспир изобразил Гамлета очень человечным. У него действительно живой ум. И, вообще, человек, который думает «Быть или не быть», должен обладать ярким умом. Человек, играющий Гамлета, во-первых, должен полностью владеть текстом, написанном Шекспиром, во-вторых, роль требует активной актерской игры, которую вы увидите в сегодняшней постановке. Она сокращенная и очень динамичная. Моя задача как актера не затмевать собой всю постановку. Я не должен отвлекать зрителя. Мол, посмотрите, я Гамлет, я страдаю. Зритель должен увидеть всю картину в целом. Поэтому нужно играть проще, чтобы аудитория смогла насладиться всей историей.

– Удалась ли вам роль Гамлета?

Ты никогда не знаешь, достиг ли ты успеха или нет как актер. В этом магия театра. Это как преследование некой цели с закрытыми глазами. Пусть решает зритель.

– Стала ли эта роль самой запоминающейся в вашей карьере?

Да, роль Гамлета эта самая большая роль, которую я играл до сегодняшнего дня. Это пугает.

– Не считаете ли вы, что следование таким каноническим шекспировским традициям, как лаконичность, быстрота и простота постановки, лишает зрителя возможности глубокого понимания трагедии Гамлета или Офелии?

Зритель приходит в театр с багажом знаний, собственным опытом и историей. Если вы хотите увидеть страдания, которые переживает образ, вы увязываете его со своим пониманием, с тем, что вы хотите увидеть. Я считаю, что даже в простой и динамичной постановке, делающей акцент на рассказе истории, всегда можно передать любовь, страдания, политику и все, что вы хотите. Все это будет в постановке, оттуда ничего не выдернуто, потому что это уже написано Шекспиром и присутствует в произведении.

– Это ваш первый визит в Узбекистан? Расскажите о впечатлениях.

Да, это мой первый визит. Впечатления от народа Узбекистана – добрые, теплые и приветливые люди. Еще бы я сказал, что здесь лучшая кухня, пища из всех, которую я когда-либо пробовал.

– Вернетесь сюда еще?

Наше турне еще не закончено, впереди шесть месяцев. Нам осталось посетить около пятидесяти стран. Что будет потом неизвестно. Трудно что-то сказать.

– По каким принципам набиралась рабочая труппа театра «Глобус»?

Хороший вопрос. Я не могу ответить на него. Я даже не знаю, почему я играю Гамлета. Принято считать, что Гамлет был толстым. Может быть, они отталкивались от противоположного?

alt

– Сколько постановок «Гамлета» уже было показано?

Это наша 142-я страна, которую мы посещаем на протяжении восемнадцати месяцев.

– Т.е. это уже 142-й спектакль?

Нет, это 142-я страна. Иногда мы не знаем, в какой стране мы находимся, а уж на вопрос о количестве постановок я точно не смогу ответить. В некоторых городах, как, например, в Ташкенте, мы играем по два спектакля, в некоторых – по одному.

– А сколько времени вы уже играете Гамлета?

Эти восемнадцать месяцев.

– Кто режиссер постановки?

У нас два режиссера: Доминик Дромгул, худрук театра, и Билл Бакхерст.

– Меняется ли постановка от раза к разу в зависимости от местных условий? Насколько она близка к оригиналу Шекспира?

Каждый раз постановка очень сильно меняется. И это нормально. Потому что все время меняется сцена: где-то пространства больше, где-то мы играем на открытом воздухе, где-то в помещении. Нужно добавить, что я играю только Гамлета. В отличии от меня другие члены труппы исполняют сразу несколько ролей. Например, одна и та же девушка сегодня может играть Офелию, завтра – Гертруду. Я представляю, какой у нее беспорядок из-за этого в голове. Самое прекрасное в нашей работе, что у нас меняется аудитория, меняется зритель. Различные культуры. Бывало такое, что в некоторых странах Африки мы играли перед зрителями, которые раньше вообще никаких театральных постановок не видели. Или вот мы приехали сюда, в Ташкент, где имеются богатые театральные традиции и зрителю все известно. Все меняется, и каждый раз не похож на другой.

– Есть ли страх перед узбекским зрителем?

А мне нужно бояться?

(смех в зале)

– У каждого актера немного присутствует страх перед выходом на сцену.

Да, вы правы. Страх есть, он присутствует. Если ты его потеряешь, то все станет слишком просто. Особенность этой постановки и, вообще, театра «Глобус» в том, что мы задействуем аудиторию, работаем со зрителем. Вы видите нас, но мы также смотрим на вас.

– Расскажите о самом запоминающемся моменте в рамках этого турне?

Слишком много воспоминаний. Был случай, когда мы играли в Руанде перед школьникам, и на их лицах было видно насколько особенный для них этот момент, потому что они видели театр впервые. Учитывая прекрасный, радушный прием, я думаю, Узбекистан нам тоже запомнится.

– Как реакция зрителей влияет на вашу игру?

По-разному. Я особенно обращаю внимание на то, в каких местах зритель смеется, потому что у каждого народа свой уникальный юмор. Например, то, над чем смеялись зрители в Африке, жителям России не казалось смешным вообще. Или, например, что было смешным для британского зрителя, не было смешным в Иордании. Также вы смотрите на реплики зрителей. У Гамлета в одной из сцен есть реплика, где он обращается к залу и спрашивает: «Трус ли я?». В Косово кто-то из задних рядов крикнул: «Да, ты трус!», а в Лондоне сказали, что нет, совсем не трус. Поэтому взаимодействие со зрителем у нас особенное.

– Расскажите о самом театре «Глобус».

Это реальное воплощение театра Елизаветинской эпохи. Его создателем является американец Сэм Уонамейкер. Наш театр рассчитан на полторы тысячи зрителей, из них семьсот мест стоячие, остальные – расположены по кругу. Театр раньше работал сезонно – весной и осенью. Теперь мы построили крытое помещение и работаем круглый год. Играем мы не только Шекспира, даем другие современные постановки. В театре проходят концерты классической музыки.

Идея данного турне появилась в 2012 году в рамках проекта «Globe2Globe», который организовал «Глобус». Были приглашены 37 театральных трупп из разных стран мира, которых пригласили поставить на нашей сцене что-то из Шекспира. Тогда возникла и идея турне. Доминик Дромгул сказал: «Мир приехал в «Глобус», почему бы «Глобусу» не поездить по миру?».

– Есть такое мнение, что смерть каждого спектакля начинается в день его премьеры, однако это никогда не коснется «Гамлета». Хотелось бы узнать, что вы думаете по этому поводу?

Наверное, эта лучшая оценка творчества Шекспира. Скорее всего, он сам не предполагал, что его работы будут ставиться по всему миру спустя 400 лет. Вообще, мне было бы самому интересно оказаться в той труппе, для которой писал Шекспир и узнать, как актеры представляли себе те роли, которые они играли. Может быть, актеры, игравшие Гамлета, думали, что они никогда больше не будут его играть.

– Как помог вам Британский Совет с организацией турне?

Британский Совет оказывает нам большую поддержку во всех вопросах, связанных с нашими постановками. Решает логистические и повседневные вопросы. Любые вопросы, связанные с перемещением из пункта А в пункт Б. Британский Совет проделывает огромную работу, помогая нам добраться в такие уголки мира, в которые мы без дополнительной помощи вряд ли когда-либо попали. Задумка этого турне в том, чтобы поделиться этой историей, этой постановкой с как можно большим количеством людей. Британский Совет оказывает нам огромнейшую помощь в достижении этой цели.

– Какие чувства вы испытываете после окончания каждого шоу?

Усталость. Часто к усталости добавляется жара, особенно, после посещения ближневосточных стран. Нам оказывают такое теплое приветствие в каждой стране, что иногда прием удивляет своей щедростью, потому что у каждого актера есть страх перед выходом на сцену. Нам очень повезло, что мы являемся частью этой постановки, и столько людей видят ее. 

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *